Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




13.02.2021


07.02.2021


24.01.2021


24.01.2021


24.01.2021





Яндекс.Метрика
         » » Русско-прусская объединённая армия 1813 года

Русско-прусская объединённая армия 1813 года

04.03.2021

Русско-прусская объединённая армия 1813 года была создана в результате подписания Калишского союзного трактата 16 (28) февраля 1813 года путём объединения русской и прусской армий. Русско-прусская союзная армия участвовала в войне шестой коалиции против Великой армии Наполеона I в 1813 году.

Предыстория создания

К концу декабря 1812 года Великая армия Наполеона была максимально ослаблена и фактически перестала существовать. Многие русские государственные деятели (канцлер Н. П. Румянцев, генерал-фельдмаршал М. И. Кутузов) полагали, что настало время для заключения с Наполеоном мира на выгодных для России условиях. Считали, что понесённые убытки могли быть компенсированы за счёт присоединения к России части территорий Пруссии (до Вислы). Продолжение военных действий необходимо было прекратить, так как армия была ослаблена тяжёлыми переходами и находилась на территории, разорённой войной. Однако, Александр I был убеждён, что «всякий мир с Наполеоном был не что иное, как более или менее кратковременное перемирие». Последний мог легко возместить урон и восстановить армию. Изучив опыт неудачного похода, он при новом вторжении действовал бы более осмотрительно. Необходимо было окончательно разбить Наполеона и восстановить в Европе баланс сил. Александр I считал, что «нельзя терять ни секунды в столь решающий момент, когда Наполеон максимально ослаблен», а авторитет России в Европе несказанно высок. Русские войска должны «устремиться в Германию для того чтобы установить контроль над как можно большей частью её территории и привлечь Пруссию и Австрию на сторону России».

В декабре 1812 года генерал-губернатор Риги маркиз Ф. О. Паулуччи сделал предложение генерал-лейтенанту Л. Йорку — командиру прусского корпуса принять нейтралитет и не препятствовать продвижению русской армии. Корпус находился в составе левого фланга наполеоновской армии и оказался изолированным. 30 декабря 1812 года в городе Таураге Йорк и генерал русской армии И. И. Дибич подписали Таурогенскую конвенцию, согласно которой прусский корпус Йорка объявлялся нейтральным и более не препятствовал операциям русской армии. Узнав об измене Йорка, И. Мюрат спешным образом отступил за Вислу. Восточная Пруссия и все прочие прусские земли к востоку от Вислы оказались под контролем русских. Получив известие о Тауронгенском соглашении, Фридрих Вильгельм III публично заявил о денонсации конвенции и направил Наполеону заверение о неизменной лояльности.

В январе 1813 года Фридрих Вильгельм III перешёл к дипломатическим «манёврам». Он направил своего военного советника полковника К. Ф. Кнезебека сначала в Вену, а затем к Александру с целью заключения с Россией оборонительно-наступательного союза. Союзный договор был подписан с прусской стороны 15 (27) февраля 1813 года в Бреслау канцлером бароном К. А. фон Гарденбергом и с русской стороны 16 (28) февраля того же года в польском городе Калише генерал-фельдмаршалом М. И. Кутузовым. Калишский союзный договор явился основой создания объединённой русско-прусской армии.

Согласно трактату, стороны договорились определить точные силы для немедленного задействования. Александр I обязался выставить армию численностью в 150 тысяч человек. Все части прусских армий должны были приступить к совместным действиям с частями русской армии с момента ратификации договора. Стороны договорились немедленно утвердить план действий. Фридрих Вильгельм обязался направить штаб-офицера в главную квартиру Александра, который должен был постоянно состоять при ней. Александр I и Фридрих Вильгельм III договорились прилагать «все свои старания к тому, чтобы склонить Венский двор присоединиться возможно скорее к их делу».

План действий

К концу апреля 1813 года Наполеон собрал во Франции свежую армию и повёл её к Лейпцигу. Новая армия насчитывала более 200 тыс. человек. Основной недостаток армии состоял в нехватке кавалерии: в России было потеряно 175 тыс. лошадей. Франция была бедна лошадьми. Конные заводы в Польше и северо-восточной Германии были потеряны. Попытки приобрести лошадей у австрийцев были отклонены.

Командованию объединённой армии необходимо было выработать стратегию, которая смогла бы максимально возможно задержать наступление Наполеона и выиграть время для принятия Австрией решения о присоединении к коалиции. План действий был выработан командующим объединённой армией фельдмаршалом М. И. Кутузовым и Г. Шарнхорстом в Главном штабе и одобрен монархами.

Предусматривалось разделение объединённой армии на две части: левая часть под командованием Блюхера должна была вести наступление на юго-запад Саксонии. Правая часть под командованием генерала от кавалерии графа П. Х. Витгенштейна должна была наступать на Берлин. Численность левой части объединённой армии составляла 40 тыс. человек (27 тыс. прусских солдат и русский авангард численностью 13 тыс. под командованием генерал-лейтенанта Ф. Ф. Винценгероде). Правой части — 50 тыс. чел. (20 тыс. русских и корпус Йорка — 30 тыс. прусских солдат) . Главная причина разделения: опасение возможного обхода Наполеоном.

Кутузов опасался разделения. Он старался привлечь внимание офицеров штаба к южному направлению (к линии Эрфурт-Лейпциг-Дрезден), на котором концентрировались основные силы наполеоновской армии. Однако, Витгенштейн и часть высшего генералитета Пруссии считали, что необходимо одновременно действовать, как на юге Саксонии так и защищать Берлин. Резервов не хватало. У Наполеона появлялась возможность поочерёдно разбить сначала армию союзников на юге Саксонии, а затем объединённый корпус Витгенштейна в Пруссии. Это была главная проблема Главного штаба союзной армии весной 1813 года.

Предложенная офицерами штаба, оборонительная стратегия не давала преимущества: встав на Эльбе союзники подарили бы Наполеону дополнительное время на сосредоточение. По мнению К. Клаузевица атаковать Э. де Богарне при Магдебурге также не имело смысла: вице-король в случае соприкосновения с противником отступил бы и увёл силы союзной армии с ключевой линии боевых действий Лейпциг-Дрезден.

Компания 1813 года началась на значительном удалении к западу от Эльбы благодаря блестящим действиям мобильных «летучих» отрядов Чернышёва, Воронцова, Ф. К. Теттенборна, Бенкендорфа. 27 марта Ф. Ф. Винцингероде занял Дрезден. Русско-прусская объединённая армия рассредоточилась по территории Саксонии и двинулась к Лейпцигу. К. Клаузевиц считал верной наступательную стратегию союзников на линии Дрезден-Лейпциг, с тем чтобы дать сражение Наполеону близ Лейпцига. Неожиданность, большое количество ветеранов в рядах войск союзников и превосходство в кавалерии давали «некоторую надежду на победу, но не более того».

Сражения

При Лютцене

План действий в сражении при Лютцене объединённой армии был разработан Дибичем и одобрен Главным штабом. Суть замысла: утром 2 мая осуществить внезапную атаку с целью уничтожения передовых корпусов французов на марше, когда они были растянуты, не дожидаясь подхода основных сил. Однако, исполнение задуманного было осложнено заменой офицеров Главного штаба, на вновь назначенных, новым главнокомандующим русско-прусской армии — генералом Витгенштейном (Кутузов скончался 28 апреля). Планы передвижения войсковых частей в ночное время были не точно согласованны : колонны стали «натыкаться одна на другую». Первая линия союзных войск оказалась на месте не в 6 часов утра, а только «через пять часов после намеченного срока». Сражение разгорелось у деревень Гроссгёршен и Штарзидель. Ней расположил пять дивизий в «рассыпном порядке» без мер предосторожности. Первая атака Г. Л. Блюхера застала Нея врасплох. Однако, планирование операций и рекогносцировка офицерами штаба русско-прусской армии была проведена не лучшим образом: корпус Мармона был размещён таким образом, чтобы оказать поддержку Нею, «из-за волнообразной, распаханной земли из Главного штаба коалиции не было возможности видеть то, что находилось за ближайшей возвышенностью, где располагались позиции противника». Корпус М. А. Милорадовича так и не вступил в бой, хотя находился в несколько километрах от места сражения. Превосходство в кавалерии не дало союзной армии преимущества.

Основная тяжесть сражения выпала на прусскую пехоту, которая «продемонстрировала выдающуюся отвагу». Русские подошли ей на помощь далеко за полдень. Сдерживая угрозу на правом фланге сил коалиции, русские части корпуса Евгения Вюртембергского понесли большие потери. Солдатам Нея и Мармона удалось сдержать атаки союзных сил и дождаться подхода остальных корпусов армии Наполеона. Подавляющее численное превосходство противника вынудило союзною армию начать отступление. По мнению Клаузевица, сражение под Лютценом не стало «серьёзным поражением» русско-прусской армии. Однако, итог битвы мог быть другим «если бы в распоряжении сторон оказалось ещё пару часов светового дня».

При Бауцене

Исход сражения при Бауцене «стал большим разочарованием» для Наполеона. Он всего лишь «оттеснил противника вдоль линии отступления, потеряв 25 000 человек против 10 850 убитых и раненых» в рядах объединённой русско-прусской армии. Барон фон Оделебен, саксонский офицер в штабе Наполеона, наблюдал следующее":

«…русские отступали очень упорядоченно» и «провели отступление, которое может считаться тактическим шедевром»… хотя линии союзников были смяты по центру, французам так и не удалось ни отрезать часть армии противника, ни захватить неприятельскую артиллерию"

.

Сопротивление арьергардами под командованием Милорадовича, Евгения Вюртенбергского, Йорка, проводимое организованно и хладнокровно, заставили армию Наполеона продвигаться «черепашьими шагами», изматывая её и причиняя значительный урон в живой силе. Спустя четыре дня после сражения при Бауцене, прусская кавалерия при Хайнау устроила засаду французскому авангарду генерала Мэзона и «наголову его разбила».

Перед Наполеоном предстала кавалерия союзников, сильно превосходящая его собственную, и невозмутимые русские арьергарды, подобные тем, что он преследовал в предыдущем году до самой Москвы … Наполеон не был бы человеком, если бы не содрогнулся при мысли о том, что ему придется возобновить ту же игру в мае 1813 г.

.

Итоги боевых действий объединённой армии

Сражения, имевшие место в Саксонии, задержали наступление Наполеона и выиграли время для принятия Австрией решения о присоединении к коалиции. Ресурсы Пруссии и Австрии оказались недосягаемы для Наполеона.

Армия Наполеона совершенно расстроилась, солдаты утомились от непрерывных безрезультатных боев. Снабжение французских войск было неудовлетворительным. Войска были истощены, число заболевших резко возросло. Необходимо было привести в порядок кавалерию.

4 июня 1813 года Наполеон дал указание доверенному лицу подписать перемирие.

В «течение следующих двух с половиной месяцев высшая европейская дипломатия сосредоточилась на небольшой территории между ставкой Наполеона в Дрездене» и главным штабом коалиции в Райхенбахе. 27 июня в Райхенбахе был подписан договор между Австрией, Россией и Пруссией (см. Рейхенбахские конвенции (1813)) об условии присоединения Австрии к 6-й антинаполеоновской коалиции. Заключены субсидные конвенции (см. Рейхенбахские конвенции (1813)). Разработан план совместных действий войск коалиции («Трахенбергский план»).

22 мая 1813 года Барклай де Толи сменил графа Витгенштейна на посту главнокомандующего объединённой русско-прусской армии . С момента присоединения Швеции и Австрии к коалиции объединённая русско-прусская армия перестала существовать.