Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




13.02.2021


07.02.2021


24.01.2021


24.01.2021


24.01.2021





Яндекс.Метрика
         » » Ужас в Ред-Хуке

Ужас в Ред-Хуке

05.03.2021

«Ужас в Ред-Хуке», «Кошмар в Ред-Хуке» (англ. The Horror at Red Hook) — рассказ американского писателя Говарда Лавкрафта, написанный 2 августа 1925 года. Впервые опубликован в выпуске «Weird Tales» за январь 1927 года. Живя в бедности в трущобах района Ред-Хук, на момент написания статьи, Лавкрафт в то время пытался срочно расширить рынки сбыта среди журналов бульварной прессы. Имея в роли главного героя инициативного ирландского детектива полиции Нью-Йорка, он надеялся на быструю публикацию в журналах бульварной прессы, что бы могло привлечь новую аудиторию, отличную от его привычного журнала «Weird Tales». Ему не удалось достичь ожидаемых продаж и Лавкрафту пришлось прибегнуть к «Weird Tales».

Сюжет

Эпиграф к рассказу

В каждом из нас тяга к добру уживается со склонностью к злу, и, по моему глубокому убеждению, мы живём в неизвестном нам мире, исполненном провалов, теней и сумеречных созданий. Неизвестно, вернётся ли когда-нибудь человечество на тропу эволюции, но в том, что изначальное ужасное знание до сих пор не изжито, сомневаться не приходится.

Артур Мэкен

Детектив Томас Меллоун вспоминает расследование о деятельности колдовских культов в трущобах Ред-Хук, в Бруклине. Детектив обнаружил нечто необъяснимое, погрузившись в многоязычную бездну нью-йоркского дна. Тогда обвал нескольких домов похоронил заживо сектантов и полицейских, но он выжил.

Редхукское дело привлекло Меллоуна, когда он был временно прикомандирован в участок полиции Бруклина. В районе трущоб Ред-Хук крайне обостренная криминогенная обстановка, улицы переполняют иммигранты из Сирии, Испании, Италии и темнокожие люди. Сектанты проводят ритуалы доарийского периода, чёрную мессу, шабаш и шаманство турано-азиатских культов плодородия и магии (англ. Turanian-Asiatic magic and fertility-cults).

В городе вспыхивает волна похищений детей. Одним из подозреваемых является Роберт Сейдем, который проповедует учения Каббалы в своем особняке во Флетбуше, на Мартенс Стрит; и твердит о силах Сефирота, Асмодея, и Самуэля. Сайдем входит в банду, обосновавшуюся на станции метро Батлер-Стрит, которая содержится на его деньги. Сейдем избежал суда по обвинениям семьи Корлеаров (англ. Corlears) и Ван Брунтов (англ. Van Brunts), убедив судью, что изучает фольклор из научного интереса, также его публикации хорошо продаются. Сейдем нелегально ввозит эмигрантов и снимает для них дешевые квартиры, они посещают его обряды несторианской церкви и тибетского шаманизма. Сектанты являются монголами из Курдистана, что в землях Езидов (англ. Land of the Yezidis) — они последние из живущих персидских сатанистов и сектантов-кочевников.

Бандиты занимаются бутлегерством и провозят эмигрантов в город на шлюпках по подземных каналам. Курды верят, что некий бог или Великое священство (англ. Great priesthood) дарует им могущество и власть в далёких землях. Сейдем внезапно меняется: он помолодел и разбогател, якобы получив наследство от друга из Европы. Сайдем женится на мисс Корнелии Герристен, своей дальней родственнице из Бейсайда (англ. Bayside), в районе Игла (англ. Eagle). Полиция обыскивает церковь: Место выглядит давно заброшенным, на стенах изображены сардонические лица святых и слова греческого заклинания о Горго и Мормо. Меллоун слышит орган из-под земли, но все помещения пусты. Начинаются массовые похищения детей. Журналы требуют от полиции действий. Полиция находит в квартире Сейдема шапочку младенца, лабораторию, золотые слитки, рисунки немыслимых чудовищ, магические круги, пентаграммы, каббалистические заклинания на арабском, греческом, римском, иврите, и имена 17 демонов эпохи декаданса Александрии:

“Hel, Heloym, Sother, Emmanvel, Sabaoth, Agla, Tetragrammaton, Agyros, Otheos, Ischyros, Athanatos, Iehova, Va, Adonai, Saday, Gomovsion, Messias, Eschereheye”

В день свадьбы Сейдем с невестой отплывают с пирса Кунарда (англ. Cunard Pier) в моря чудес Старого Света. Незадолго после отплытия молодоженов находят мёртвыми в каюте. Бортовой врач замечает за окном каюты фосфорецирующую тень и следы когтей на горле убитых. На стене написано халдейское: Лилит. К кораблю подходит пароход, смуглые люди арабской внешности в форме полиции предъявляют письмо: в нем Сайдем заранее просил выдать своё тело владельцу послания. Иностранцы тайно выпускают кровь невесты и уносят её в бутылях. В Ред-Хук бушуют сектанты, в пригороде Гауэнес (англ. Gowanus) похищают детей. Полиция арестовывает иностранцев в митрах, всюду находят алтари в крови. Меллоун находит в квартире Сейдема зелья и черно-белого кота, претерпевающего чудовищные превращения. Детектив выбивает запертую дверь в подвале, что рушится под давлением с другой стороны! Оттуда льется ледяной ветер со зловонием бездонной ямы. Неведомая сила утянула разум парализованного детектива вниз, к неизмеренным пространствам (англ. Unmeasured spaces), откуда звучит смех.

Среди склепов тьмы, титанические аркады и бесформенные гиганты с адскими формами шагают в тиши, и обгладывают существ, оторванные части которых вопят о пощаде, безумно смеясь. Дым ладана смешивается с запахом тлена и тошнотворными облаками, что заполняет полувидимая масса бесформенных элементалей с глазами (англ. Shapeless elemental things with eyes). Маслянистые волны бьются об ониксовый пирс. Звук серебряных колокольчиков приветствует появление обнажённой фосфоресцирующей твари (англ. Phosphorescent thing). Тварь проплывает в поле зрения и взгромождается на корточках на резной золотой пьедестал. Тоннели тьмы расходятся во всех направлениях отсюда, где произрастает корень заразы, что поглотит города и захлестнет народы во враждебной гибридной эпидемии. Сюда вошел космический грех, он нагнивал усилиями нечестивых ритуалов, и готовился начать марш смерти, что обратит нас в гниющую аномальную поросль поганок, слишком ужасных даже для содержания могилы. Здесь Сатана правит свой вавилонский двор, омыв прокаженные руки фосфоресцирующей Лилит кровью младенцев. Инкубы и суккубы возносят хвалу Гекате, обезглавленные лунные телята блеют перед Великой Матерью. Козы пляшут под пересвист проклятых флейт, а эгипаны, оседлав лягушек гоняются за уродливыми фавнами. Не обошлось и без Молоха и Астарты. В этой квинтэссенции всех проклятий взору предстают все ипостаси зла из Царства ужаса (англ. Realm of horror). Мир и природа не смогли бы противостоять натиску порождений тьмы из ночных колодцев (англ. Wells of night), знак и молитвы не смогли бы остановить вальпургиеву пляску ужаса, что началась, когда мудрец с ненавистным ключом (англ. Hateful key) наткнулся на орду с запертым сундуком, что переполняют передаваемые знания о демонах.

К берегу причаливает лодка, смуглые люди несут к ногам обнажённой фосфоресцирующей твари труп старика. Они окропляют ноги трупа кровью из бутылок и наполняют чашу твари. Из тоннелей звучит нечестивый орган, грохот пыток ада и сардонический бас. Начинается шествие: Козы, сатиры, эгипаны, инкубы, суккубы, лемуры, кособокие лягушки, элементали, собачьи ревуны, безмолвные тени пляшут с дионистической яростью, следуя за фосфоресцирующей тварью, которая держит труп в руках. Меллоун слышит жуткое карканье из тоннелей. Звучит греческое заклинание о Горго и Мормо и «Узри жениха, Великая Лилит». Полуразложившийся труп оживает и бежит к алтарю, наделенному силой некромантии, за ним гонится вся процессия. Старик ударом разрушает алтарь и растекается, как желеобразная масса. Помещение заполняют воды из бездны Тартара. Меллоун теряет сознание после удара грома, что уничтожает эту Вселенную зла.

В результате обрушение трех домов на Паркер-Плейс погибли полицейские и сектанты. Меллоуна находят под домом Сейдема, у черного пруда полного костей. Тело Сейдема удалось идентифицировать по пломбам на коронках зубов. Дело представлялось властям совершенно ясным: Сейдем возглавлял контрабандистов, которые пользовались подземными каналами. Полиция нашла ритуальные предметы, орган и алтарь. В подземной тюрьме, скованные по рукам и ногам 17 узников (как и 17 демонов в заклинании), пребывали в изувеченном состоянии. В том числе, четыре матери с младенцами тревожной внешности, которые умерли попав на свет. Старик Дельрио (англ. Delrio) сказал фразу на латыни: «Это были отпрыски демонов, инкубов и суккубов, из давних времен, выращенные в их потомстве». Каналы залили бетоном. Сейдема похоронили с невестой на кладбище Гринвуд (англ. Greenwood). Ред-Хук остался прежним, как вековой ужас или Гидра с тысячей голов, а культ тьмы глубже, чем колодец Демокрита. По слухам, были и другие тоннели. Один офицер видел как смуглая старуха поучала ребёнка и шептала во тьме:

О друг и спутник ночи, ты, радующийся собачьему лаю и пролитой крови, странствующий среди теней гробниц, кто жаждет крови и наводит ужас на смертных, Горго и Мормо, тысячеликая луна, благосклонно отнесись к нашим жертвам!

Персонажи

Томас Мэлоун

Томас Ф. Мэлоун (англ. Thomas F. Malone) — детектив из ирландского квартала Нью-Йорка, учился в Дублинском университете (англ. Dublin University), родился в Феникс-парк. Ему 42 года. Высокий, крепко сложения, цветущего вида, крупный, сильный и энергичный мужчина. Считал, что он «дальновиден, как кельт, к странным и скрытым вещам, но его цепкий ум не выдаёт себя». В молодости был поэтом; но нищета, скорбь и изгнание обратили его взгляд в более тёмные стороны. Его тревожат проявления зла в мире, которым он противопоставляет свою «острую логику и глубокое чувств юмора». Его отличает чисто кельтское видение страшных и потаённых сторон бытия и одновременно присущая логикам способность замечать внешне неубедительные вещи сочетание, он называет себя «Дублинский мечтатель» — это намек на Страну снов. Вследствие сверхъестественного воздействия, у него развилась фобия старых георгианских домов.

Роберт Сейдем

Роберт Сейдем (англ. Robert Suydam) — пожилой ученый-мистик, потомок древнего голландского рода, жил в особняке, который его дед построил во Флэтбуше. Ему около 60 лет. О нём говорили как о «странном, тучном старике, чьи неопрятные белые волосы, жёсткая борода, блестящая чёрная одежда и золотистая трость заслуженно встречали только удивлённый взгляды». Знаток в области средневекового оккультизма, тратил много денег на приобретение старинных фолиантов из Лондона и Парижа. Имел «определённые странные изъяны речи и чудаковатые привычки; он походил на диких и нищих людей из неблаговидных районов, постоянно гонимых соседями». Его родственники безуспешно пытались объявить его сумасшедшим. 8 лет назад отплыл на Восток, в старый мир, а по возвращению начал проводить странные обряды. В середине произведения с его характером происходит разительная метаморфоза — вероятно, Сейдем продал душу дьяволу на шабаше или же его телом в один миг овладел дух умершего предка.

Второстепенные персонажи

  • Корнелия Герристен (англ. Miss Cornelia Gerritse) — состоятельная юная девушка из Бейсайда, дальняя родственница Сейдема и его невеста. Прекрасно зарекомендовала себя в самых высших слоях общества. После отбытия с мужем на корабле была убита ужасной тварью.
  • Фосфоресцирующая тварь (англ. Phosphorescent thing) — тварь, морская ведьма, мифическое существо. У неё были тонкие и длинные когти, она плавала в тоннелях под городом и появилась на ритуале под церковью. Вероятно, она из «Загробного мира». Обнажённая тварь идиотски хихикала, а иностранные сектанты носили её на руках и возвели ей трон. Обладала силой, чтобы реанимировать мёртвых и собиралась отравить город, распространив болезни по сети каналов. Бесследно исчезла. Возможно, она является воплощением Лилит.

Вдохновение

Лавкрафт ссылается на районы с большим количеством иммигрантов, как на «лабиринты разнородной нищеты». Он описал свое вдохновение в письме другу и коллеге Кларку Эштону Смиту:

Идея о том, что чёрная магия существует в тайне и сегодня или что адские античные обряды по-прежнему существуют в безвестности — это то, что я использовал и буду использовать снова. Когда ты прочтёшь мой новый рассказ «Ужас в Ред Хуке», то заметишь, как я использую эту идею в связи с бандами молодых бездельников и стадами зловещих иностранцев, которые можно увидеть повсюду в Нью-Йорке.

Лавкрафт переехал в Нью-Йорк, чтобы жениться на Соне Грин, годом ранее, в 1924 году; его первоначальное увлечение Нью-Йорком вскоре испарилось (этот опыт лег в основу рассказа «Он»), во многом из-за ксенофобских настроений Лавкрафта. «Всякий раз, когда мы оказывались в толпе со смешанным расовым составом, характерной для Нью-Йорка, Говард бледнел от ярости», — позже писала Соня Грин — «Казалось, он почти потерял рассудок».

В рассказе Лавкрафт очень точно описывает смесь демографических групп в Ред-Хук около 1925 года, но — поскольку его главный герой — ирландец — он изменил изначально задуманное им «ирландское» население Ред-Хук на «испанское». В то время в Ред-Хук ещё не было испанского населения, хотя, одно появилось позже.

В рассказе «Улица» похожим образом описаны террористы, которые прибыли среди толп эмигрантов и готовили подрыв памятников культуры.

Лавкрафт упоминает рассказ «Человек толпы» Эдгара По, «Культ ведьм в Западной Европе» мисс Мюррей, а также работы Бердслея и Доре.

Большая часть оккультных песнопений в рассказе заимствована из статей о «Магии» и «Демонологии» из «Девятого издания Британской энциклопедии», написанного антропологом Э. Б. Тайлором. Даниэль Хармс и Джон Гонсе отмечают, что заклинание Лавкрафта, которое он цитирует как «вызов демона» или «демоническое воскрешение», на самом деле является заклинанием, которое предположительно используют для охоты за сокровищами. Использование курдов-езидов в качестве культа поклоняющегося дьяволу — что подразумевается, как события стоящие за историей, по-видимому, было вдохновлено рассказом «Чужеземцы из Курдистана» Э. Хоффманна Прайса. Культы имеют реальные мировые истоки божества Лилит. В то время Лавкрафту не было известно об их аналогичном использовании в оккультном приключенческом романе Роберта У. Чемберса 1920 года.

Рассказчик упоминает древнегреческих богов: Великую Мать, Лилит, Горго, Мормо, Гекату, Молоха, Астарту, Аркада, а также 17 демонов и Сатану. Лавкрафт использует множество образов из древнегреческой мифологии, таких как: Маслянистая река — Стикс, Бездонная яма — Тартар, Пучина — Сцилла, Царства ужаса — Аид, залы с пытками — уровни Аида. В рассказе упоминается множество древнегреческих существ, в частности, персонажей низшей мифологии народов Европы, таких как: фавн, сатир, эгипан, инкуб, суккуб, лемур, а также гидра. Лавкрафт упоминает учения Каббала, Александрию, халдев, Вавилон, Диониса, Демокрита.

Критика

Сам Лавкрафт, всегда скромно относившийся к своей работе и в то время довольно подавленный, сказал про рассказ «Ужас в Ред Хуке»: «он довольно длинный и бессвязный, и я не думаю, что он очень хорош». Тем не менее, это был один из немногих рассказов, изданных при жизни Лавкрафта, который попал в престижные сборники британской литературы.

Некоторые критики имеют тенденцию пренебрегать этим рассказов, в основном из-за явного расизма в нем. Лин Картер назвал рассказ «литературным купоросом». Питер Кэннон отметил, что «расизм — плохая предпосылка для истории ужасов». С.Т. Джоши в своей книге «Г. Ф. Лавкрафт: Жизнь» назвал этот рассказ «ужасно плохим» для его расистского языка.

Культы и Ритуалы

Рассказ «Ужас в Ред-Хуке» мало связан «Мифами Ктулху». Некоторые критики не считают его частью «Мифов о Ктулху», поскольку в нем отсутствуют такие характерные элементы, как: инопланетные культы с космическими целями, запретные рукописи, Древние боги, чувство отчужденности и прочее; а сам культ и оккультные знания имеют явные истоки в реальном мире. Однако, Сейдем покупает старинные фолианты, а Меллоун изучает работы о связи древних культов с космосом и упоминает многих божеств. «Ужас в Ред-Хуке» относится к центральным произведениям Лавкрафта, это переходной рассказ, что расположен между ранними готическими произведениями и более поздними автора, где описаны хаотичные космические миры. Хотя, сюжет изображает зловещий культ Лилит, но этот культ представляет собой условно оккультную организацию поклонения дьяволу, и не связан с инопланетянами из космоса, которые лежат в основе «Мифов Ктулху». Лавкрафт описывает культы как настоящие, подобно тому, как он впервые применил этот прием в рассказе «Герберт Уэст — реаниматор» — в дальнейшем это повлияет на творчество автора.

Структура сюжета основана на сведениях о культах и «Загробном мире» из предыдущих произведений. В рассказе «Праздник» похожим образом описан ритуал воскрешения мертвых под землей и упоминаются древнегреческие существа. Похоже, Лавкрафт описывает разу несколько языческих ритуалов, которые проводят как просто верующие, так и члены сектант по всему Нью-Йорку и Новому Орлеану. В этом рассказе ритуалы относится уже не только к шабашу, а Лавкрафт упоминает вальпургиеву ночь, доарийский период, чёрную мессу, и шаманизм. Древнегреческий ритуал впервые описывается в рассказе «Лунная топь». Древнегреческая мифология впервые появляется в рассказах «Полярная звезда» и «Белый корабль». Тематика ритуалов получит существенное развитие в романе «Случай Чарльза Декстера Варда», а затем в рассказах: «Модель для Пикмана», «Ужас Данвича», «Грёзы в ведьмовском доме» и «Тварь на пороге».

Роберт Сейдем живет в одиноком доме на Мартенс-стрит. Семья Мартенс описаны как подземные каннибалы в рассказе «Затаившийся Страх», а их дом географически расположен в месте, откуда река течет на юг, что в конечном итоге проходит через Ред-Хук. Сейдем упоминает голландские корни и путешествие по морю на Восток; по возвращению он начал проповедовать нечестивые молитвы; и в один момент он претерпевает метаморфозу — это похоже на одержимость духом предка и ритуал воскрешение некроманта, описанный в рассказах «Пёс» и «Праздник».

Лавкрафт называет «Курдистан в землях езидов» в похожей манере, с «Земли Мнар в Стране снов», а также называет сектантов кочевниками. Курды упоминают бога или Великое священство, что дарует им могущество в далёких землях — это намек на Древних богов. Возможно, это Великое божество послужило поводом для создания образа Ктулху в рассказе «Зов Ктулху», где его называют как Великий жрец. Лавкрафт часто упоминает имена жрецов в «Цикле снов». Лавкрафт описывает черты иностранцев, в похожей манере с народами в Стране снов: моряки с ясным взглядом (англ. Clear-eyed), молодые люди с затуманенными глазами (англ. Blear-eyed), люди из арабских стран с косым взглядом (англ. Slant-eyed), голубоглазые северяне (англ. Blue-eyed), люди с восточным разрезом глаз (англ. Orientals) и мертвец с остекленевшим взглядом (англ. Glassy-eyed) — такими же словами описаны народы в рассказах «Карающий Рок над Сарнатом», «Селефаис», «Иные Боги» и повести «Сомнамбулический поиск неведомого Кадата». В «Цикле снов» описано, что Древние боги вступают в родственные связи с жителями Страны снов, у которых выражен Восточный разрез глаз — этот и есть истинный лик богов.

Фраза «Мудрец с ненавистным ключом наткнулся на орду с запертым сундуком, что переполняют передаваемые знания о демонах» — говорит о том, что демонологи могут обрести знания во снах. Вероятно, Сейдем проник в «Потусторонний мир» и нашел сундук с книгами некроманта — что происходит с персонажами Лавкрафта, которые сталкивались с воскрешением мертвых.

«Страна Лавкрафта»

Лавкрафт описывает развивающийся город, который теряет черты традиций под наплывом толп эмигрантов (что похожим образом описано в рассказе «Улица»):

Ред-Хук представляет из себя грязный людской муравейник, образовавшийся на месте старых портовых кварталов, сгрудившихся вдоль нескольких неухоженных магистралей, что берут начало от доков и бегут вверх по холму, чтобы в конце концов соединиться с некогда оживленнейшими, а теперь почти не использующимися Клинтон- и Корт-Стрит, ведущими в направлении Боро-Холл. В районе преобладают кирпичные строения, возведённые между первой четвертью и серединой прошлого столетия, а потому некоторые наиболее тёмные улочки и переулки до сих пор сохранили тот своеобразный мрачный колорит, который литературная традиция определяет не иначе как диккенсовский.

Странные и мерзкие крики вырываются в ответ чудовищной органной литании пароходных гудков и шуму покрытых мазутной плёнкой волн, бьющихся о жуткие причалы. Однако в давние времена Ред-Хук был совсем иным: на нижних улицах жили моряки с ясным взглядом, а повыше, в изящных резиденциях на склоне холма, селились состоятельные коммерсанты. Следы былого благополучия можно различить в основательной архитектуре старых домов, и в редкой красоте немногочисленных сохранившихся церквей, и в некоторых других разбросанных там и сям по всему району свидетельствах прежней заботы и любви, прогнивших балясинах лестничных проемов, покосившихся, а порою и сорванных с петель массивных дверях, изъеденных червями декоративных пилястрах или безжалостно вытоптанных лужайках с поваленным ржавым ограждением.

Иногда посреди плотно примыкающих друг к другу строений можно встретить легкий остекленный купол, в котором в стародавние времена собиралась семья капитана, чтобы часами наблюдать за океаном и ждать, когда на горизонте появится знакомый крылатый силуэт. Сейчас здесь проходят проклятые шествия молодых людей с затуманенными глазами, которые бродят в тёмные предрассветные часы.

Мартенс-стрит — настоящая улица, к северу от проспекта Черч. Голландская реформатская церковь, в которой женился Сейдем, находится на углу проспектов Черч и авеню Флэтбуш.

Лавкрафт упоминает: Паскоуг (англ. Pascoag) и Чепасет (англ. Chepachet), Род-Айленд, Нью-Йорк, Бруклин, Ред-Хук, Гауэнес (англ. Gowanus), Лондон, Париж и другие локации.

В рассказе приводится описание улиц и тоннелей, чьи формы напоминают осьминога, хотя, Лавкрафт не упоминает это название.

Влияние на культуру

Алан Мур, последователь Лавкрафта, использовал предпосылки из рассказа «Ужас в Ред Хуке», которые сам отнёс к циклу «Мифы Ктулху» в своём рассказе «Двор» и сиквеле «Провидение».

Лавкрафт использовал такой же приём с идентификацией останков главного героя по зубным коронкам в окончании рассказа «Тварь на пороге». Такая же идея встречается в рассказе «Хребты безумия», и она послужила вдохновению сценаристов фильма «Нечто» Джона Карпентера.

Связь с другими произведениями

В рассказе «Пёс» описано воскрешение некроманта и появляется собакоподобное существо.

В рассказе «Безымянный город» описаны древний культ, где были странные алтари и говориться, что Страна снов соединяется с «Загробным миром» через «Потусторонние тоннели».

В рассказе «Герберт Уэст — реаниматор» упоминается Геккель и впервые описано воскрешение мертвеца, а также встречается фраза: «Твари, что должны быть мертвы».

В рассказе «Лунная топь» похожим образом описана процессия и упоминаются древнегреческие божества.

В рассказе «Затаившийся Страх» описан особняк Мартенсов и подземные тоннели, где обитают человекоподобные и собакоподобные существа.

В рассказе «Праздник» описаны многие из образов в этом рассказе. Герой так же слышит карканье летающих гибридных тварей, как и Меллоун.

В рассказе «Крысы в стенах» описан древний культ Великой Матери в подземелье замка, где находились скелеты узников, имеющие деградировавший вид, горы костей, могилы сектантов.

В рассказе «Неименуемое» похожими словами описано наподобие: «Масса бесформенных элементалей с глазами».

В рассказе «Зов Ктулху» описан культ Ктулху и впервые появляется Ктулху, которого называют, как «Великий жрец Ктулху».

В романе «Случай Чарльза Декстера Варда» будет наиболее детально описано воскрешение некроманта и упоминаются так имена в заклинаниях, как Сабаот и Иегова.

Сардонические черты иногда указывают на Нъярлатхотепа, который обитает в Недрах Земли, но на него более нет намеков. Сардонические черты лика божеств можно сравнить с картинами богохульного божества из рассказа «Модель для Пикмана».

Такую форму обращения, как «обнажённая фосфоресцирующая тварь» можно сравнить с «маленькая косматая тварь» из рассказа «Грёзы в ведьмовском доме».

Удар молнии встречается в рассказах: «Склеп», «Картина в доме», «Иные Боги», «Затаившийся Страх» и романе «Случай Чарльза Декстера Варда».

В финале рассказа исчезает морская ведьма, но появляется маленькая девочка, которая шепчет заклинания во тьме — напоминает название рассказа «Шепчущий во тьме».