Главная
Новости
Строительство
Ремонт
Дизайн и интерьер




13.02.2021


07.02.2021


24.01.2021


24.01.2021


24.01.2021





Яндекс.Метрика
         » » Список мужчин Екатерины II

Список мужчин Екатерины II

14.04.2021

Список мужчин Екатерины II включает мужчин, фигурировавших в интимной жизни императрицы Екатерины Великой (1729—1796), в том числе её супругов (законного и, возможно, морганатического; в таблице выделены фиолетовым), официальных фаворитов и возлюбленных.

О Екатерине слыла слава из-за ее связей с многочисленными любовниками, впрочем, число имён, реально известных из воспоминаний современников, достигает лишь 23 (по списку екатериноведа П. И. Бартенева с дополнениями Я. Л. Барскова; существуют разночтения). Только 10 из них занимали официально пост фаворита со всеми его привилегиями и обязанностями, и поэтому сведения о прочих довольно смутные; в частности, не всегда ясно, до какой стадии доходили их отношения с императрицей и как долго они длились, а в отношении нескольких не известны точные фамилии (в таблице выделены зелёным).

Самыми известными из её фаворитов были Григорий Орлов, Григорий Потёмкин и Платон Зубов. После смерти мужа Петра III в 1762 году она планировала брак с Орловым, однако по советам приближённых отказалась от этой идеи, а с Потёмкиным, вероятней всего, Екатерина была тайно обвенчана в 1775 году (см. Свадьба Екатерины II и Потёмкина) — с этими двумя мужчинами, а также с рано умершим Александром Ланским её связывали самые сильные чувства. Екатериной было рождено трое детей, и ещё четверо ей приписываются (см. отдельная таблица).

Характеристика

В 1778 году француз Корберон доносил своему правительству, что «в России замечается по временам род междуцарствия в делах, которое совпадает со смещением одного фаворита и появлением нового. Это событие затмевает все другие. Оно сосредотачивает на себе все интересы и направляет их в одну сторону; даже министры, на которых отзывается это общее настроение, приостанавливают дела, пока окончательный выбор временщика не приведет всех опять в нормальное состояние и не придаст правительственной машине её обычный ход».

Обычно (за исключением короткого периода в 1778—1780 годах, когда ей было под пятьдесят, и она за короткий срок сменила несколько любовников) со своими фаворитами Екатерина проводила по нескольку лет, расставаясь с ними обычно из-за несовместимости характеров, плохого образования фаворитов, их измен или недостойного поведения (проблемы у фаворитов возникали из-за большой разницы в возрасте с императрицей, жёстким распорядком её дня и контролем над их расписанием и необходимости выражать почтение к Потёмкину). Сохранившаяся переписка Екатерины с любовниками выдаёт «её безудержную чувственность», но «насколько нам известно, она никогда не вступала в связь без любви. Нет никаких свидетельств тому, что она когда-либо приближала к себе мужчину, не веря, что вступает в долгие и серьёзные отношения». Вероятно, случались и «переходные случаи» и «однонощные свидания» в поисках подходящего спутника, однако они были неизбежно редки, поскольку во дворец практически невозможно было кого-нибудь ввести и вывести, минуя многочисленную прислугу, охрану и придворных, которые неизменно подмечали и комментировали любые поступки императрицы (информация о потенциальном будущем фаворите была ценной — письма иностранных дипломатов на родину свидетельствуют, что они тщательно собирали подобного рода слухи).

Отношения Екатерины с её фаворитами были самыми тёплыми, она на самом деле страстно влюблялась в каждого из них, окружая каждого заботой и вниманием. Роман обычно начинался «со вспышки её материнской любви, немецкой сентиментальности и восхищения красотой нового возлюбленного». Она восторгалась текущим фаворитом в общении с окружающими, а когда возникала необходимость с ним расстаться, впадала в депрессию и иногда на несколько недель забрасывала дела. Ни один из потерявших её фавор любовников, даже изменявших ей, не подвергался серьёзной опале, обычно их отсылали из столицы с большими подарками в пожалованные имения. Современники и историки (в особенности, советские) высчитывали суммы, которые Екатерина тратила на подарки своим возлюбленным в период фавора, и называли колоссальные цифры.

Григорий Потёмкин

Практически все её фавориты после Потёмкина были представлены Екатерине им лично (кроме Зубова) и отстаивали его интересы. Видимо, после кризиса, вызванного появлением следующего после Потёмкина фаворита Завадовского, между Екатериной и Потёмкиным было заключено «негласное соглашение»: каждый фаворит должен защищать интересы князя при дворе. Она требовала от фаворитов беспрекословного подчинения Потёмкину и при нарушении этого правила фаворит получал отставку. Любимцами императрицы становились молодые люди, не имевшие ни богатства, ни влиятельных родственников, которые своим возвышением всецело были обязаны Потёмкину и Екатерине и не играли впоследствии самостоятельной роли. Биограф Потёмкина пишет, что историки часто выпускали из виду треугольник «Екатерина — Потёмкин — молодой фаворит», однако именно такой треугольник и составлял «семью» императрицы. Комнаты Потёмкина по-прежнему соединялись с апартаментами императрицы, он имел право входить без доклада, и текущий фаворит в любой момент мог столкнуться с необходимостью терпеть его общество или даже удалиться. Судя по всему, Екатерина и Потёмкин до конца жизни не прерывали «супружеских отношений». Некоторые мемуаристы именуют его «фаворит-аншеф», а остальных — «унтер-фаворитами».

«Историки чрезмерно интересовались тем, чем Екатерина занималась по ночам, тогда как для истории более важно то, чему она посвящала свои дни».

— Пётр Бартенев

Хронологические списки

Мужья, любовники и фавориты

Дети

Материнство Екатерины бесспорно только относительно трёх детей. Родственные связи с ней оставшихся детей (в таблице выделены голубым) недоказуемы. Её единственный законный ребёнок, великий князь Павел, был результатом её третьей беременности, первые две закончились выкидышами (декабрь 1752 и май 1753).

Кроме того, в комнатах Екатерины воспитывались её законные внуки от Павла (Александр, Константин и т. д.), а также некоторое время — его старший, внебрачный сын — Семён Великий.

В книгах, кинофильме и пропаганде

Екатерина II начала пользоваться дурной славой в отношении своей любвеобильности ещё при жизни (во многом и благодаря антирусской пропаганде), поэтому в литературе можно встретить самые невероятные измышления по поводу её интимной жизни (число любовников называли в количестве 200—300 человек) и всяческих извращениях, включая зоофилию.

  • По словам Лаво, у Екатерины будто бы ещё на родине в Штеттине был любовник, граф Б…, который думал, что женат на ней, но брак этот был фиктивным, так как во время венчания Екатерину заменила перед алтарём одна из подруг её, скрытая под вуалью. Это, по указанию Валишевского, просто глупая сказка. Тот же Лаво, сплетничая, писал, что Салтыков уступил место какому-то скомороху Далолио, венецианцу по происхождению, и тот тоже устраивал своей августейшей любовнице на несколько дней новые знакомства в доме Елагина.
  • Фаворитизм при дворе Екатерины осуждали многие, — прежде всего те, кто оказался в политической оппозиции (например, великий князь Павел Петрович, Семён Воронцов, Пётр Панин). Михаил Щербатов в своём сочинении «О повреждении нравов в России» критиковал её порок. Эта тема стала особенно более модной в последние годы царствования Екатерины, когда ни один иностранец, писавший о России, не обходился без упоминания о ней. Любитель сплетен Оксфордский профессор Джон Паркинсон, посетивший империю после смерти Потёмкина, собирал и популяризировал анекдоты о Екатерине: «В одной компании зашел спор о том, какой из каналов обошелся в самую большую сумму. Один из присутствовавших заметил, что об этой материи не может быть двух мнений: самый дорогой канал — Екатерининский». Посол сэр Джон Макартни заявил, в частности, что вкус Екатерины к русским мужчинам объясняется тем, что «русские кормилицы имеют обычай постоянно оттягивать мужской орган у младенцев, что чудесным образом удлиняет его».
  • О. Ремизов, автор книги «Другой Петербург», рассказывает, как в конце XIX века художник Константин Сомов, сын хранителя Эрмитажа, принимал у себя своих друзей — Кузмина, возможно, Дягилева, Ахматову и других. Сомов рассказал, что его отец обнаружил в екатерининской коллекции великолепный слепок члена Потёмкина. Когда гости не поверили, он пригласил их в другую комнату и продемонстрировал фарфоровый слепок. Позже изделие было возвращено в Эрмитаж, где его больше никто не видел.
  • Сохранилось описание «дегустации» потенциального фаворита приближёнными к Екатерине женщинами. Автор весьма сомнительных мемуаров Сен-Жан, возможно, служивший в кавалерии Потёмкина, повторял эту историю с отбором кандидата Потёмкиным, осмотром доктором и «главным испытанием» — и эта легенда почти полностью ложна, будучи правдивой разве что в возможности осмотра врачом и упоминании обеда. Версия о «дегустации» будущих фаворитов, в частности, Прасковьей Брюс, ставится под сомнение тем фактом, что Брюс и фаворит Римский-Корсаков были удалены Екатериной от двора за то, что стали любовниками.
  • В сутенерство Потёмкина верили почти все: «Теперь он играет ту же роль, что Помпадур в конце жизни при Людовике XV», — заявлял де Корберон. В действительности императрица часто выбирала совсем не того, кого он прочил ей в фавориты, а то, что она ограничивалась его приближёнными, было связано с её уверенностью в их будущей верности Потёмкину.
  • Леопольд фон Захер-Мазох в книге «Новеллы русского двора. Страсти при дворе Екатерины Великой» (Katherina II, Russische Holgeschichten) описывает соблазнение Екатериной подпоручика Мировича и использование ею секса для интриги устранения соперника — императора Иоанна Антоновича. Другие новеллы сборника также посвящены похождениям Екатерины в русле любимого автором мазохизма под дланью сильной женщины.
  • До Салтыкова в число её любовников некое современное сочинение и его производные записало также Андрея Чернышёва и двух его братьев, в том числе Захара (вероятно, имеются в виду знаменитые сыновья Авдотьи Чернышёвой, среди которых, был Захар, но не было Андрея), шведского посланника графа Поленберга, Кирилла Разумовского. Кроме Сергея Салтыкова — его брата, после него и до Понятовского — Льва Нарышкина, от которого она будто бы забеременела; через 2 года после начала связи с Орловым упоминают «красивого поляка Высоцкого, которого она увидела в парке» (на самом деле человек с такой фамилией был племянником Потёмкина и был им введён в альков императрицы на несколько десятилетий позднее). В этом же тексте, впрочем, описывается, что с Васильчиковым она была несколько недель, тогда как на самом деле — почти 2 года; также приписывают ей в качестве постоянного любовника канцлера Панина, придворного истопника Теплова, некого армянского купца (Лазарева?), а также лесбийские связи, например, с цыганкой, привезённой Потёмкиным. В частности, опалу Суворова и его изгнание в имение связывают с тем, что он будто бы отказался предоставить императрице для плотских утех свою дочь. «Случай» Зорича тут связывают не с интригой Потёмкина, а с тем, что Екатерина решила обласкать племянника некой акушерки по фамилии Зорич, по её приказу будто бы отравившей жену великого князя Павла Наталью Алексеевну (гусар Зорич, впрочем, был из дворян и вряд ли имел таких родственников); Ланской в таком случае оказывается также «отравленным» по приказу Потёмкина. Дальше называют в числе её фаворитов некого офицера Хвостова, канцлера Безбородко, принца де Линя и графа де Сегюра. Жена Мамонова фрейлина Щербатова названа не Дарьей, и Елизаветой, и тут её не просто выдают с приданым замуж за отставленного фаворита, а по приказу Екатерины «перестаравшийся» Шешковский замуровывает её заживо в стену, но затем её вынимают оттуда, женят, в спальню новобрачных врываются солдаты, Мамонова привязывают, а его жену насилует рота и избивает плетьми спину в кровь. Эти и подобные измышления порнографов, записывающие в любовники императрицы любых её приближённых, не согласуются с исследованиями екатериноведов, которые на основе воспоминаний современников составили опубликованный выше список.
  • Польско-еврейский религиозный деятель, лжемессия Яков Франк распространял слухи, что его дочь Ева Франк рождена Екатериной.
  • Согласно сплетне, Ланской умер, потому что подорвал своё здоровье возбуждающими средствами — «шпанской мушкой».
  • Байрон, поэма «Дон Жуан» (1818—1819) — Екатерина становится любовницей главного героя после взятия Измаила в 1790 году.
  • Бернард Шоу, «Великая Екатерина» — популярная экранизированная пьеса знаменитого драматурга-сатирика подкрепляла распространённый на западе миф о развратности императрицы.
  • Наиболее отталкивающим является слух о ненасытном сексуальном аппетите, из-за которого она умерла, будто бы будучи раздавленной поднятым на верёвке жеребцом, с которым пыталась совокупляться. Этот слух, скорее всего, ведёт свою историю из революционной Франции, где монархиня была непопулярна, и сходные сплетни о конях распространялись о Марии-Антуанетте. На Западе Екатерину называли «русской Мессалиной».
  • Роберт Асприн и Линда Эванс, фантастический роман «Разведчики времени» о путешествиях во времени: «Какому-то счастливчику с ВВ-73 удалось проделать Врата посредине русского дворца, построенного Екатериной Великой, и нечаянно застать её в щекотливом положении с одним из этих пользующихся дурной славой русских кабанов… (…) Он вспомнил о Екатерине Великой и её русском кабане, и ему стало любопытно, что бы это юное дитя стало делать в подобной ситуации. Завопила бы, как разгневанная школьница, или разразилась протестами насчет жестокого обращения с животными?».
  • В одной из серий мультсериала Clone High клон Екатерины вступает в сексуальные отношения с клоном президента Кеннеди.